dilettant_ka (dilettant_ka) wrote,
dilettant_ka
dilettant_ka

Categories:

Политический квест: "Отзови Хрущёва снизу"

Отчего же непременно Хрущёва, ну попробуйте отозвать снизу, к примеру, Косыгина. К чему я этот вопрос задаю? А к тому, чтобы слегка распутать такой нервный и болезненный узелок, как противопоставление вождей и масс, типа, а что нынче у нас — "диктатура вождей или диктатура масс". Но выслушаем сперва два фрагмента выступлений М.В.Попова, а потом попробуем разобраться, о чём идёт речь и где возникает путаница.

Была ли диктатура пролетариата? Профессор Попов http://www.youtube.com/watch?v=YV8WyQGHvQ8
12-33 ...Тот, кто хочет в отличие от тех, кто задаёт такой вопрос, имея в виду тот отрицательный подтекст, дескать и не было ничего, а раз ничего не было, ничего и не получится, — тот, кто хочет разобраться, должен взять книгу Ленина "Детская болезнь левизны в коммунизме". Там написано, что по общему правилу каждый класс руководится соответствующей партией, а у этой партии имеются вожди, которые имеют определённый авторитет. И без этого общего правила, так, чтобы не было авторитетных вождей, победы невозможно достичь. То есть как нельзя достичь победы без соответствующих полководцев в обычной войне, так и в политической борьбе нельзя достичь победы без соответствующего политического руководства и политического полководства. Таким политическим полководцем был Ленин, потом Сталин.

Профессор Попов на "Радио КТВ" https://www.youtube.com/watch?v=M6Ht8BaC1nM
5-15 ...Там есть дефект в этой инструкции*. Правильно было бы, чтобы на Съезд Советов можно было послать только того, кто прошёл через трудовой коллектив, то есть депутата от какого-нибудь завода, фабрики и т.д. — от какого-то коллектива. А по этой инструкции, судя по тому, что там написано, можно было городскому Совету взять и кого-то прямо направить на Съезд не из членов этого городского Совета. Это та лазейка, через которую можно было бы наверх, на Съезд Советов направить людей, которых, вообще говоря, ни один коллектив не проводил. Вот обратите внимание. Когда 2 Съезд Советов утвердил Советское правительство, кто-нибудь из членов правительства разве был депутатом? Нет, члены Советского правительства назначены были Съездом Советов, а избирали их те самые люди, которые приехали на 2 Съезд Советов, — рабочие или крестьяне, или солдаты. И это не только не помешало, а обеспечивало прочность и твёрдость власти. То есть реально, конкретно работающие люди выбирали тех, кто будет им служить. И задача должна состоять в том, чтобы органы управления служили трудовому народу.

* http://www.rpw.ru/lib/izbir.html Инструкция о выборах городских и сельских Советов и о созыве Съездов Советов

(Тут я поленилась искать ещё одну цитату из М.В.Попова про то, что Ленин никогда не был генсеком.)

Собственно, в V разделе Детской болезни левизны Ленин очень правильно противопоставляет нелегальную партийную деятельность легальной. Пока партия действовала подпольно, то не важны были чины, а важны были дееспособные личности. А когда после взятия власти пошло государственное строительство, то руководящие должности в партии и в госорганах стали приобретать вес наряду с авторитетными личностями и довольно скоро должности взяли верх над личностями. К слову, этот неизбежный процесс подмечен в произведениях Н.Островского "Как закалялась сталь" и А.Коллонтай "Василиса Малыгина".

Итак, какую картину мы наблюдаем. В процессе формирования партии, а затем в ходе её нелегальной работы выдвинулись конкретные фигуры, самые смелые, самые теоретически подкованные, самые способные руководить. После взятия власти в партийной и государственной структурах под этих конкретных людей образовались должности. А после ухода этих конкретных людей должности заняли другие люди, которые стали вождями не по заслугам, а по полученным чинам. И в один непрекрасный момент мы обнаруживаем во главе партии и страны, в качестве вождей не Ленина, не Сталина, а Хрущёва, Косыгина и прочих любителей рынка, прибыли и конвергенции. То есть от уважения к личным авторитетам перешли к чинопочитанию, вот она подмена. А поскольку не озаботились законодательным обеспечением чётких процедур прямого отзыва снизу-доверху, то проблемы соответствия или несоответствия гражданина занимаемой должности приняли кулуарный характер. Типа, защищали вождей как авторитетных заслуженных персон, а на выходе получили вождей как неподконтрольных массам должностных лиц.

Михаила Васильевича радует "прочность и твёрдость власти", возникающая от того, что фактически произошло разделение законодательной и исполнительной власти, когда в правительство были назначены не советские депутаты, а неподконтрольные напрямую трудовым коллективам специалисты, которые потом могут кадрово формировать ветвь исполнительной власти, не доступную для отзыва снизу. При этом-то как раз Съезд сработал на манер американской коллегии выборщиков. Меня эта ситуация совершенно не радует, особенно на фоне фактического провала партийных чисток, про что я ранее упоминала: http://dilettant-ka.livejournal.com/9037.html Я уж даже не спрашиваю, кто подбирал кандидатуры для утверждения Съездом — комиссия самого Съезда или партийные органы. Кстати, хочу обозначить очень важную деталь: вот этот пресловутый вопрос о выборе из одного кандидата или из нескольких возникает именно в том случае, когда кандидатуры выдвигаются не самим избирательным собранием и не из состава самих избирателей, в данном случае, насколько я понимаю, кандидатуры членов правительства были изначально отобраны не Съездом Советов и не из числа депутатов Съезда, ну и как вишенка на торте — без выдвижения и утверждения в трудовых коллективах. И тем более я не спрашиваю о праве отзыва рядовыми партийцами партийных руководителей разного уровня по советскому образцу.

И возникает естественный вопрос, а как же оградить передовых и научно подкованных вождей от отзыва политически несознательными массами. И надо ли ограждать или можно доограждаться до новочеркасского расстрела рабочих? И Ленин, и Сталин над этим вопросом задумывались. В частности, Сталин привёл в работе "К вопросам ленинизма" ленинскую формулу "убеждать большинство, а затем принуждать меньшинство". Но если большинство против каких-то мер, предложенных вождями, то Ленин прекрасно понимал, что политику придётся корректировать — и либо искать и исправлять ошибки в предложенных мероприятиях, либо, если всё научно выверено, подтягивать сознательность масс, иначе никак.

Приложение.

В.И.Ленин. Детская болезнь "левизны" в коммунизме. Из раздела V "Левый" коммунизм в Германии. Вожди — партия — класс — масса. (фрагмент в сокращении)

"...Одна уже постановка вопроса: "диктатура партии или диктатура класса? диктатура (партия) вождей или диктатура (партия) масс?" свидетельствует о самой невероятной и безысходной путанице мысли. Люди тщатся придумать нечто совсем особенное и в своем усердии мудрствования становятся смешными. Всем известно, что массы делятся на классы; — что противополагать массы и классы можно, лишь противополагая громадное большинство вообще, не расчлененное по положению в общественном строе производства, категориям, занимающим особое положение в общественном строе производства; — что классами руководят обычно и в большинстве случаев, по крайней мере в современных цивилизованных странах, политические партии; — что политические партии в виде общего правила руководятся более или менее устойчивыми группами наиболее авторитетных, влиятельных, опытных, выбираемых на самые ответственные должности лиц, называемых вождями. Все это азбука. ...Вероятно, ...люди, совсем не видавшие смены легального и нелегального положения, запутались и растерялись сами... Люди много слыхали и твердо заучили нападки на "вождей", противопоставление их "массе", но подумать, что к чему. выяснить себе дело не сумели. Расхождение "вождей" и "масс" особенно ясно и резко сказалось в конце империалистской войны и после нее, во всех странах. Основную причину этого явления разъясняли много раз Маркс и Энгельс в 1852-1892 годах на примере Англии. Монопольное положение Англии выделяло "рабочую аристократию", полумещанскую, оппортунистическую, из "массы". Вожди этой рабочей аристократии переходили постоянно на сторону буржуазии, были — прямо или косвенно — на содержании у нее. Маркс завоевал себе почетную ненависть этой сволочи за то, что открыто клеймил их предателями. Новейший (XX века) империализм создал монопольно-привилегированное положение для нескольких передовых стран, и на этой почве везде во II Интернационале обрисовался тип вождей-предателей, оппортунистов, социал-шовинистов, отстаивающих интересы своего цеха, своей прослойки рабочей аристократии. Создалась оторванность оппортунистических партий от "масс", т.е. от наиболее широких слоев трудящихся, от большинства их, от наихудше оплачиваемых рабочих. Победа революционного пролетариата невозможна без борьбы с этим злом, без разоблачения, опозорения и изгнания оппортунистических, социал-предательских вождей; такую политику и повел III Интернационал. Договориться по этому поводу до противоположения вообще диктатуры масс диктатуре вождей есть смехотворная нелепость и глупость. ...Попытки этого последнего [Карла Эрлера] "углубить" (по-немецки: verballhornen) вопрос и объявить вообще ненадобность и "буржуазность" политических партий есть уже такие геркулесовы столпы нелепости, что остается только руками развести. Вот уже поистине: из маленькой ошибки всегда можно сделать чудовищно-большую, если на ошибке настаивать, если ее углубленно обосновывать, если ее "доводить до конца"! Отрицание партийности и партийной дисциплины — вот что получилось у оппозиции. А это равносильно полному разоружению пролетариата в пользу буржуазии. Это равносильно именно той мелкобуржуазной распыленности, неустойчивости, неспособности к выдержке, к объединению, к стройному действию, которая неминуемо всякое пролетарское революционное движение погубит, если дать ей потачку. Отрицать партийность с точки зрения коммунизма значит делать прыжок от кануна краха капитализма (в Германии) не к низшей и не к средней, а к высшей фазе коммунизма. Мы в России переживаем (третий год после свержения буржуазии) первые шаги перехода от капитализма к социализму или к низшей стадии коммунизма. Классы остались и останутся годами повсюду после завоевания власти пролетариатом. ...Победить крупную централизованную буржуазию в тысячу раз легче, чем "победить" миллионы и миллионы мелких хозяйчиков, а они своей повседневной, будничной, невидной, неуловимой. разлагающей деятельностью осуществляют те самые результаты, которые нужны буржуазии, которые реставрируют буржуазию. Кто хоть сколько-нибудь ослабляет железную дисциплину партии пролетариата (особенно во время его диктатуры), тот фактически помогает буржуазии против пролетариата."

В.И. Ленин. Детская болезнь "левизны" в коммунизме. Диктатура пролетариата (фрагмент 2)

...Чтобы пояснить это, я начну с нашего опыта — сообразно общему плану настоящей статьи, имеющей целью применить к Западной Европе то, что есть общеприменимого, общезначимого, общеобязательного в истории и современной тактике большевизма.

Соотношение вождей — партии — класса — масс, а вместе с тем отношение диктатуры пролетариата и его партии к профсоюзам представляется у нас теперь конкретно в следующем виде. Диктатуру пролетариата осуществляет коммунистическая партия большевиков, имеющая по данным последнего партийного съезда (IV. 1920) 611 тыс. членов. Число членов колебалось и до октябрьской революции и после нее очень сильно и прежде было значительно меньше, даже в 1918 и 1919 годах. Мы боимся чрезмерного расширения партии, ибо к правительственной партии неминуемо стремятся примазаться карьеристы и проходимцы, которые заслуживают только того, чтобы их расстреливать. Последний раз мы широко открыли двери партии-только для рабочих и крестьян- в те дни (зима 1919 г.), когда Юденич был в нескольких верстах от Питера, а Деникин в Орле (ок. 350 верст от Москвы), т.е. когда Советской республике угрожала отчаянная, смертельная опасность и когда авантюристы, карьеристы, проходимцы и вообще не стойкие люди никоим образом не могли рассчитывать на выгодную карьеру (а скорее могли ожидать виселицы и пыток) от присоединения к коммунистам. Партией, собирающей ежегодные съезды (последний: 1 делегат от 1000 членов), руководит выборный на съезде Центр. Комитет из 19 человек, при чем текущую работу в Москве приходится вести еще более узким коллегиям, именно так называемым «Оргбюро» (Организационному бюро) и «Политбюро» (Политическому бюро), которые избираются на пленарных заседаниях Цека в составе пяти членов Цека в каждое бюро. Выходит, следовательно, самая настоящая «олигархия». Ни один важный политический или организационный вопрос не решается ни одним государственным учреждением в нашей республике без руководящих указаний Цека партии.

Партия непосредственно опирается в своей работе на профессиональные союзы, которые насчитывают теперь, по данным последнего (IV. 1920) съезда, свыше 4 миллионов членов, будучи формально беспартийными. Фактически все руководящие учреждения громадного большинства союзов и в первую голову, конечно, общепрофессионального всероссийского центра или бюро (В.Ц.С.П.С. — Всероссийский центральный совет профессиональных союзов) состоят из коммунистов и проводят все директивы партии. Получается, в общем и целом, формально не коммунистический, гибкий и сравнительно широкий, весьма могучий, пролетарский, аппарат, посредством которого партия связана тесно с классом и с массой и посредством которого, при руководстве партии, осуществляется диктатура класса. Управлять страной и осуществлять диктатуру без тесной связи с профсоюзами, без горячей поддержки их, без самоотверженнейшей работы их не только в хозяйственном, но и в военном, строительстве мы, разумеется, не смогли бы не только в течение 2 1/2 лет, но и 2 1/2 месяцев. Понятно, что эта теснейшая связь на практике означает очень сложную и разнообразную работу пропаганды, агитации, своевременных и частых совещаний не только с руководящими, но и вообще влиятельными деятелями профсоюзов, решительной борьбы с меньшевиками, которые до сих пор имеют известное, хотя и совсем небольшое, число приверженцев, которых и учат всевозможным контр-революционным проделкам, начиная от идейной защиты (буржуазной) демократии, от проповеди «независимости» профсоюзов (независимость — от пролетарской государственной власти!), до саботажа пролетарской дисциплины и т.д. и т.п.

Связь с «массами» через профсоюзы мы признаем недостаточной. Практика создала у нас, в ходе революции, и мы стараемся всецело поддержать, развить, расширить такое учреждение, как беспартийные рабочие и крестьянские конференции, чтобы следить за настроением масс, сближаться с ними, отвечать на их запросы, выдвигать из них лучших работников на государственные должности и т. д. В одном из последних декретов о преобразовании Народного Комиссариата Государственного Контроля в «Рабоче-Крестьянскую Инспекцию» беспартийным конференциям этого рода предоставлено выбирать членов Государственного контроля для разного рода ревизий и т.д.

Затем, разумеется, вся работа партии идет через Советы, которые объединяют трудящиеся массы без различия профессий. Уездные съезды Советов являются таким демократическим учреждением, которого еще не видывали самые лучшие из демократических республик буржуазного мира, и через эти съезды (за которыми партия старается следить как можно внимательнее), а равно и через постоянные командировки сознательных рабочих на всякие должности в деревне, осуществляется руководящая роль пролетариата по отношению к крестьянству, осуществляется диктатура городского пролетариата, систематическая борьба с богатым, буржуазным, эксплуататорским и спекулирующим крестьянством и т. д.

Таков общий механизм пролетарской государственной власти, рассмотренный «сверху», с точки зрения практики осуществления диктатуры. Читатель поймет, можно надеяться, почему русскому большевику, знакомому с этим механизмом и наблюдавшему, как вырастал этот механизм из маленьких, нелегальных, подпольных кружков в течение 25 лет, все разговоры о том, «сверху» или «снизу», диктатура вождей или диктатура массы и т.п., не могут не казаться смешным ребяческим вздором, чем-то вроде спора о том, полезнее ли человеку левая нога или правая рука.

Некоторая «реакционность» профсоюзов, в указанном смысле, неизбежна при диктатуре пролетариата. Непонимание этого есть полное непонимание основных условий перехода от капитализма к социализму. Бояться этой «реакционности», пытаться обойтись без нее, перепрыгнуть через нее есть величайшая глупость, ибо это значит бояться той роли пролетарского авангарда, которая состоит в обучении, просвещении, воспитании, вовлечении в новую жизнь наиболее отсталых слоев и масс рабочего класса и крестьянства. С другой стороны, откладывать осуществление диктатуры пролетариата до тех пор, когда не останется ни одного профессионалистски узкого рабочего, рабочего, в котором не было бы цеховых и трэд-юнионистских предрассудков, было бы ошибкой еще более глубокой. Искусство политика (и правильное понимание коммунистом своих задач) в том и состоит, чтобы верно учесть условия и момент, когда авангард пролетариата может успешно взять власть, когда он сумеет при этом и после этого получить достаточную поддержку достаточно широких слоев рабочего класса и непролетарских трудящихся масс, когда он сумеет после этого поддерживать, укреплять, расширять свое господство, воспитывая, обучая, привлекая все более и более широкие массы трудящихся.

https://www.marxists.org/russkij/lenin/1920/leftwing/07.htm

Публикация от 14.01.2017
Tags: СССР, Советы, власть, государство, демократия, написано мной
Subscribe

Posts from This Journal “государство” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments